Свой формат: Виктор Зотов и школа урбанистики CANactions

В рубрике «Свой формат» Beauty HUB знакомит с авторами интересных проектов из различных сфер, которые влияют на городскую жизнь. В этот раз мы пообщались с архитектором Виктором Зотовым, создателем бюро Zotov & Co и основателем международного архитектурного фестиваля и школы урбанистики CANactions.

«За последние 7 лет, сколько существует фестиваль CANactions, можно заметить прогресс в работах молодых архитекторов. Многие считают, что это происходит именно благодаря нашему движению. Надеюсь, доля правды в этом есть. За все эти годы интерес к фестивалю не только не пропал, а наоборот, возрос, и даже подтолкнул к созданию школы урбанистики. Мне очень радостно наблюдать перемены: в архитектуре, кроме традиционного проектирования домов, появляется необходимость существования философии  развития города. 

Урбанистика – очень широкое поле деятельности с огромным количеством участников, которых не привыкли считать экспертами в вопросах городской среды: пекари, поэты, фотографы, программисты, социологи, географы, экономисты. Но на деле все эти очень разные люди весьма влияют на развитие города. Хотя при утверждении генплана их мнение не учитывают или почти не учитывают. Вместо них – важные просоветские пожилые дядьки, называющие себя градостроителями. И – со своими взглядами на строительство городов. А молодежь, которой сейчас под 30, понимает развитие города иначе – как масштабный культурный процесс, в котором задействованы все жители. 

Ведь город – это, прежде всего, люди. И будущий его облик должны формировать молодые специалисты. Чтобы оптимально изменить жизнь в полисе, важна коммуникация. В семье, с соседями, со знакомыми. На ум приходит пример Цюриха: очень развитый город, который стал таким благодаря своим жителям и их желанию менять среду проживания к лучшему. Они организовывают сообщества, большие и малые, которые потом влияют на город или его отдельные объекты. И все это благодаря простому общению. 

Урбанистика более требовательна по отношению к форме. Если рассматривать ее на примере одного здания, это целый процесс, который протекает внутри, вокруг и между другими постройками. Точно так же и с городом: важно разобраться, что работает, что не работает, почему я недоволен, находясь на вокзале, в школе, на улице, площади. Или, наоборот, почему счастлив.  У нас люди чересчур увлечены украшательством. В то время, как сообщество формируется благодаря свободному пространству. 

Конечно, мы отстаем от других стран в смысле видимых культурных проявлений, всех ее артикулированных аспектов: книг, университетов, наук. Но, что касается общечеловеческих качеств – доброты, гуманизма, любви к свободе – здесь мы точно не на последнем месте. Здесь важно понимать, куда мы идем, как меняемся. Сейчас у нас больше шансов резко продвинуться вперед.

Я – за декоммунизацию даже в ущерб эстетическим составляющим архитектуры. Если посмотреть на постсоциалистические страны в то й же Прибалтике, станет очевидно: там народ  настолько отдалился от советской идеи, что ее внешние признаки можно спокойно оставить. У нас же есть реальная угроза возврата «совка», которая не дает нам развиваться. Поэтому, выбирая между эстетическими ценностями и социально-политической угрозой, считаю, что архитектурой можно и пожертвовать. 

Хотя я очень уважаю советскую архитектуру, но у большинства людей замечаю стереотипно негативное к ней отношение. Если сравнить то, что было построено в Киеве при «советах», и то, что было сделано после них, последнее явно хуже. Есть и исключения, но они составляют какой-то очень малый процент. В частности, немецкое и голландское посольства. А мои любимые примеры советской архитектуры – работы Милецкого: парк Вечной Славы с обелиском, гостиница «Салют», Дом пионеров. 

Удивительно, но больше всего ругают хрущевки, не задумываясь, что они в свое время выполнили очень важную задачу – расселили по отдельным квартирам людей из коммуналок, где все друг друга ненавидели, иногда даже убивали. А теперь говорят, мол, коробки, некрасиво. Подождите: люди перестали мучиться, а вы говорите – некрасиво. Это несопоставимые вещи. 

На мой взгляд панельные дома 70-ых – худшее, что произошло в советской архитектуре. Дело даже не в их внешнем виде, а в том, что их невозможно адаптировать к новой жизни. Внутри типичной панельной  девятиэтажки каждая стена – несущая, в ней проем нельзя пробить. Аналогичный опыт существовал в некоторых странах Европы, а закончилось все тем, что эти дома просто снесли, потому что с ними невозможно было ничего сделать.  

К современной архитектуре в Киеве отношение довольно специфическое. Здесь обязательно надо что-то гипердекорированное придумать, как церковь. Так и говорят: «Зробіть красиве, ну щоб як церква було». А все церкви, даже современные, в ХVIII столетии застряли. Это ненормально, это говорит о том, что архитектор не развивается. Свое время надо уважать, ведь отношение к нему всегда отражается на архитектуре. Все социальные процессы визуализируются. Например, когда мы видим, что новое здание пытается мимикрировать под архитектуру былых эпох, это – патология, социальное заболевание. Человек должен разговаривать современным языком.

Считаю, не стоит бояться глобализации. Можно смело заимствовать проекты у европейцев, мы все равно будем похожи на себя. Вообще, в Европе успешная практика – приглашать иностранцев создавать объекты. К примеру, швейцарцы строят в Испании, испанцы, наоборот, заняты в Швейцарии и Германии. Человек, приезжая из другой страны, зачастую может быстро поставить правильный диагноз и сделать эффективные проектные предложения. Поэтому я очень рад, что в нашу школу CANactions поступили заявки от иностранцев. Лично мне уже давно нравится, как развиваются скандинавские страны, потому что они не ориентируются на консюмеризм во всех его проявлениях. Там важнее социальный аспект развития городов и архитектуры. 

В Скандинавии люди предельно открыты по отношению друг к другу, к природе. В каждом дворе установлен флаг. Так же  и в Швейцарии – их «крестики» повсюду.  Демократия, гуманизм, отсутствие акцента на потребительстве – все это стоит рядом с уважением к нации, подчеркиванием ее особенностей среди других. У нас же зачастую национальная символика – это просто спекуляция. Я считаю, что национальное сознание нужно воспитывать. Но относительно архитектуры важно думать прежде всего о содержании, а не о форме – избегать попсовых декоративных знаков и ориентироваться на процесс.

В архитектурном проекте исследовательская часть – самая важная. Не стоит начинать, не разобравшись досконально в предмете. Нужно сместить фазу реализации ближе к концу, а максимум времени уделить исследованию, чтобы минимизировать ошибку. Ведь у нас в заложниках горожане. Конечно, можно вообразить себя художником, но потом от этого кто-то будет страдать десятилетиями. Посмотрите на нынешний Киев: за последние годы почти в каждом квартале возникло что-то уродливое. Мы нуждаемся в одном прецеденте на всю страну: чтобы одно такое хамское здание сломали. И тогда по всей стране неразумная застройка сразу прекратится: все увидят, что вложенные десятки миллионов долларов могут в один момент сравняться с землей. Я очень жду, что такой прецедент случится. И что люди, которые собираются развивать или проектировать город, научатся брать на себя ответственность. Давайте будем ответственными, и у нас все получится». 

Подготовила: Полина Булат

label

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *