Красивое дело: Ольга Руднева, исполнительный директор фонда «АНТИСПИД»

  • Туризм в Украине

  • Биохакинг кожи

  • Спецпроект Пептиды

  • Японская уходовая косметика

Исполнительный директор фонда Елены Пинчук «АНТИСПИД» Ольга Руднева с момента знакомства заряжает энергией и оптимизмом – сложно представить, что последние 11 лет она посвятила борьбе за множество судеб. Бороться наша героиня не прекращает даже вне работы, но уже с самой собой, ведь, по ее мнению, красота – это тяжелый труд и самодисциплина. Но для Ольги, кажется, нет ничего невозможного.

О ценности внешней красоты

В наше время быть некрасивым – ненормально, это лишь вопрос времени и средств. Сейчас столько технологий и возможностей, что, мне кажется, некрасивыми могут оставаться только ленивые люди. Намного сложнее быть интересным, харизматичным и этим притягивать людей.

В Украине внешняя красота несколько обесценена — при таком множестве красивых от природы людей это неудивительно. Однако меня по-прежнему, в первую очередь, привлекает стремление человека развиваться, расти над собой и менять что-то вокруг.

Об источниках вдохновения

Я занимаюсь благотворительностью уже 11 лет и абсолютно счастлива, хотя многие спрашивают, как мне удается оставаться позитивной, работая с ВИЧ. На самом деле, во всех трагических историях, с которыми я регулярно сталкиваюсь, очень много жизненной энергии и силы. Ведь каждый человек, который, несмотря на диагноз, справился с губительной болезнью или сложной ситуацией, очень вдохновляет. Также меня восхищают небезразличные люди, с которыми мне повезло работать.

Кроме того, благодаря фонду у меня появилась возможность общаться как с самыми известными, так и с самыми игнорируемыми людьми планеты. И те, и другие – неисчерпаемый источник вдохновения.

О важности позитива даже в самых тяжелых ситуациях

Мы работаем через позитив — люди на фоне негативного либо примитивного восприятия СПИДа не хотят обращать внимание на эту проблему. Возьмем, казалось бы, популярную тему секса: о нем поговорить любят многие, но когда речь заходит о контрацепции — это уже перестает быть интересным. Поэтому в своих проектах мы делаем упор на юмор, развлекательные и прочие позитивные моменты.

Наша задача – достучаться до максимального количества людей. Поэтому мы проводим модные показы и концерты — хотим, чтобы тема СПИДа появилась там, где этого не ожидают. Мы делаем ставку на диджитал, так как нам важно говорить с подростками, которые не смотрят телевизор и могут не знать, кто такой Элтон Джон, поэтому не пойдут на концерт. У нас есть фандрайзинговые проекты, где мы не пытаемся выдавливать слезу, а просто говорим: ваши деньги могут подарить людям другую жизнь.

У нас, конечно, есть и не столь радужные проекты, просто мы их не так активно тиражируем в медиа, хотя даже самые тяжелые инициативы порой заканчиваются позитивно. Например, однажды мы нашли парализованного парня в четвертой стадии ВИЧ-инфекции. В его жизни вообще ничего не происходило: он просыпался, ел оставленную мамой еду, смотрел телевизор и засыпал. Даже читать уже не мог. Мы предложили ему вести видеодневники, и полагали, что точку в этом проекте поставит смерть, как ни страшно это звучит. Когда я впервые увиделась с этим парнем, он рассказал мне, что его заветная мечта – обуть кроссовки и побежать, вдохнуть свежий воздух, услышать, как ветер свистит в ушах. И что вы думаете? Спустя 2 года мне показали его фотографию в Фейсбуке – он в спортзале, улыбается и на нем те самые кроссовки его мечты. Видеодневники буквально вернули его к жизни: после их появления в сети люди начали ему писать, говорить, что он может все изменить. И он поверил. В себя. А казалось – шансов нет.

О настоящих ценностях

Мы помогаем больницам, детским домам, общественным организациям. Мы также занимаемся отдельными людьми. Да, это не так эффективно, как закупить оборудование, но я абсолютно сознательно сохранила такой формат работы, чтобы все сотрудники понимали и не забывали, ради чего мы здесь.

Связав свою жизнь с благотворительностью, я стала меньше времени тратить на заседания, конференции, бесконечные обсуждения. Мое время конвертируется в конкретные жизни. Ведь можно потратить жизнь на очень умные разговоры, а можно — на реальные дела. Я начала иначе относиться к деньгам: теперь каждая купюра для меня имеет альтернативную стоимость – это стоимость лечения конкретного человека. Очень часто эффективность проектов мы измеряем спасенными жизнями.

О любимых проектах

Один из моих любимых проектов для фонда – реализованная совместно с Gettу Images серия портретов украинцев, больных СПИДом. В 2005 году мы объехали все регионы страны, а потом повторили опыт через пять лет. Этот проект я люблю не столько за результат, сколько за сам процесс, который внутренне изменил многих людей, в том числе меня.

Еще один мой фаворит – Fashion Aid, первый в Украине благотворительный интернет-магазин. Украинские дизайнеры регулярно делают для нас специальные футболки, мы их продаем и направляем средства на помощь детям, которых коснулась эпидемия СПИДа. Именно поэтому я сегодня в одной из футболок, которую для нас создала Ксюша Марченко. Когда я надеваю эту футболку, я автоматически надеваю красную ленточку – символ борьбы со СПИДом.

Слева направо: сыворотка и очищающая пена OLE HENRIKSE; вуаль для лица L’Occitane; экспресс-средство Perfection Filler, Collistar; крем для век Collistar; крем для век OLEHENRIKSEN; ночной крем OLEHENRIKSEN; крем SheerTransformation, OLEHENRIKSEN.
Слева направо: сыворотка и очищающая пена OLE HENRIKSE; вуаль для лица L’Occitane; экспресс-средство Perfection Filler, Collistar; крем для век Collistar; крем для век OLEHENRIKSEN; ночной крем OLEHENRIKSEN; крем SheerTransformation, OLEHENRIKSEN.
Слева направо: спрей для объема, кондиционер, шампунь Texas Tea, Drybar
Слева направо: спрей для объема, кондиционер, шампунь Texas Tea, Drybar
Слева направо: пудра для Т-зоны, основа под макияж, румяна, тонирующая пудра, все Bare Minerals, помада Buxom
Слева направо: пудра для Т-зоны, основа под макияж, румяна, тонирующая пудра, все Bare Minerals, помада Buxom

Об осознанном потреблении

Я всегда слежу за тем, чтобы косметика, которую покупаю, не тестировалась на животных, и разбираюсь, кто стоит за брендом. Для меня это очень важно: мне куда приятнее купить дорогую, хоть и простую вещь, или продукт со смыслом, чем заплатить просто за бренд.

Мы должны приучаться покупать украинскую продукцию, даже если она порой в чем-то уступает зарубежной. Ведь отдавая предпочтение нашим торговым брендам, мы можем стимулировать их развитие. Я, например, пользуюсь скрабами отечественных марок, а в моем гардеробе много вещей от украинских дизайнеров.

О любимой парфюмерии

Я очень люблю Нью-Йорк, поэтому «подсела» на парфюмы Bond – у них каждый аромат посвящен отдельному району этого мегаполиса. Каждый раз, когда оказываюсь в Нью-Йорке, покупаю себе новые «районы».

Слева направо: парфюм и крем для тела Lexington, Bond №9

О спорте как источнике красоты и молодости

Если говорить об уходе за внешностью, главное для меня – это спорт. По будням с 6-и утра я уже бегаю и занимаюсь с тренером. Еще стараюсь раз в неделю ходить на гидромассаж. Считаю, что спорт отодвигает старение. Меня не пугает возраст, но я не хочу ощущать старость, дряхлость, немощь.

Я не верю в пассивное похудение, в то, что можно лечь, а тебя во что-то эдакое укутают и все получится само собой. Я считаю, что уход за собой – это труд, которому нужно посвящать несколько часов ежедневно. Для красоты еще важно быть влюбленным и найти дело своей жизни, пусть им даже станут дети или любимый человек. Но ни в коем случае нельзя лениться.

Если мне нужно хорошо выглядеть, я стараюсь выспаться и сходить на тренировку. Кстати, если я тренируюсь перед перелетом, гораздо легче его переношу.

О питании и крайностях

Когда-то я не ела мясо в течение трех лет, пока врачи мне не запретили. Сейчас я просто стараюсь избегать тяжелой жирной пищи и постоянно сражаюсь с собой за сладкое – уж очень его люблю. Еще люблю соленую рыбу с пивом, но вот таких слабостей себе не позволяю.

Когда я жила в США, установила на смартфон приложение MyFitnessPal и фиксировала с его помощью абсолютно все, что ела. Сканировала каждую упаковку, считала калории, шаги и прочие физические нагрузки. А вернувшись в Киев, пошла с друзьями на слепую дегустацию вина, где по привычке просканировала все бутылки, сложила в кучки орехи, сыр и виноград согласно лимиту калорий на тот день, и ввела все данные в приложение. А потом вдруг посмотрела вокруг на выражение лиц людей, наблюдавших за моими манипуляциями, и поняла, что сошла с ума. Это был конец приложению в моем телефоне и начало моего «выздоровления».

Моя бабушка всю жизнь ходила по салонам красоты, а мама выросла полной ее противоположностью – даже не может дотерпеть, чтобы ей высушили после стрижки волосы, а об укладке речи и не идет. Маникюр она всегда делала себе сама. При этом очень следит за питанием, а йогой начала заниматься еще когда о ней никто здесь не знал. С детства помню маму, стоящую на голове по всему дому. Я — такой себе думающий гибрид, нашла золотую середину между подходами бабушки и мамы, хотя, конечно, иногда меня «штормит» от крайности к крайности.