Ольфакторные путешествия: Великобритания

  • Туризм в Украине

  • Биохакинг кожи

  • Спецпроект Пептиды

  • Японская уходовая косметика

Разбирая ароматы, оказывается, что для французских домов их делают британские парфюмеры, а для британских – французы и немцы. Итальянцы и вовсе посвящают свои творения столицам других стран: от Лондона до Москвы. И все же каждый парфюмерный дом сохраняет свой почерк. Так, французские бренды – сверкают и вдохновляют. Итальянские – согревают. А британские – отличаются сдержанностью и утонченной  элегантностью. Они, как никто, умеют «огранить» аромат. Писать о них можно часами, выверяя на тончайших весах воображения чаинки тех или иных настроений, и удачность их прикосновений к носу в верной последовательности и пропорциях, согласно законам хорошего вкуса и тона.

Одна из новинок британского Дома Atkinsons – тонкий и теплый аромат Amber Empire с нотами чая улун, открывающими его табачно-молочным, суховатым и одновременно влажным облаком, так что даже становится обманчиво свежо. Галантная и осторожная волна сандаловых орехово-сухих и едва заметных, сладких нот мирры, поражают своей элегантностью и прозрачностью, верхние ноты аромата настолько ладны и гармоничны друг с другом, что оторваться совершенно невозможно. Словно дорогой холодный виски с его переливающимися прозрачными оттенками соломы, аромат одинаково подойдет и к строгому костюму джентльмена, и к теплому кашемировому шарфу. Лишь наутро можно будет заметить, что в аромате присутствуют конфетное послевкусие ванили, после того как строгие “взрослые” летучие молекулы испарятся.

Согласно британской традиции эта новинка выглядит более солидно, правильно и чисто. И дело не только в идеальном классическом флаконе, который может жить на туалетном столике настоящего британского джентльмена. Именно в этом аромате (как и во всех ароматах марки) присутствует особенная монументальность, которую можно почувствовать, глядя на идеальную и тяжелую гладь прозрачной воды. Возможно, что это результат двух усилий: за основу аромата была взята парфюмерная работа 1927-го года, а над ароматом работал парфюмер Морис Русель, начинавший свою карьеру в Доме Chanel, и в чьем послужном списке работы для Le labo, Serge Lutens и Bond N9.

Другие новинки Дома – The Excelsior Bouquet и Love in Idleness. Это далеко не тяжелые арабские истории,   их скорее можно отнести к средней степени тяжести вроде L’artisan, Etro или Byredo, однако совершенно немыслимо ставить их в один ряд. Глубина проникновения тончайшей гармонии на все уровни взаимодействия композиции, отсутствие резких поворотов,  всегда лишь сухая теплота выделяют этот Дом и делают его более зрелым и завершенным, в отличие от чересчур прозрачных L’artisan, или слишком эскизных Byredo (кстати не стоит их сравнивать и с британскими Penhaligon`s, увлекающимися натуральными горчащими травами). У этой британской марки, с любовью к традициям во всем – от композиций до оформления флаконов в классической манере старой школы джентльменов – много иных ароматов: от пьянящего сладкого до цитрусово-терпкого British Bouquet, раскрывающегося иначе, чем можно было бы ожидать: от сладких, новых, звенящих нот икры (!) с лавандой, миртом и лимоном, до сладко-свежего Nupital Bouqet, распускающегося свежими молочными цветами, и заканчивающегося зелено и свежо.

Miller Harris - Cassis en Feuille, Coeur de Jardin, Poirier d'un Soir
Miller Harris - Cassis en Feuille, Coeur de Jardin, Poirier d'un Soir
Penhaligon’s - Ostara, Halfeti
Penhaligon’s - Ostara, Halfeti
Illuminum - White Gardena Petals
Illuminum - White Gardena Petals
4160Tuesdays
4160Tuesdays
Cloon Keen Atelier
Cloon Keen Atelier

Другой “нетяжелый” британский бренд – Ormonde Jayne. Один из последних ароматов Дома – цветочный Qi с витаминными верхними нотами цветка лимона, белой фрезии и нероли. Аромат далее уходит в конфетно-чайный с османтусом, фиалкой, и совсем обволакивает в базе мате из Парагвая, бензином, мускусом, дубовым мхом и Мирно. После раскрытия аромат  напоминает зеленую серию Comme des Garcons  своей свежей чайной обволакивающей основой. Еще один аромат, выполненный для Дома немецким парфюмером Гезой Шоном, – Tsarina (2012) с верхними нотами мандарина, кориандра и черной смородины, раскрывающегося в ноты белой фрезии, ириса и самбаки, мягко переходящими в базовые белый кедр, сандал, лабданум, ваниль и мускус.

Один из последних ароматов британского бренда Floris, который больше специализируется на уходе, – Amber, зимний, пудровый и теплый. Другой мультифункциональный Дом ароматов, включающий масла и кремы – Jo Malone, с их игрой в ежевику, пионы и приятные сочетания вроде базилика с мандаринами или мяты с жасмином. В этом году марка представила два новых аромата: Mimosa & Cardamom и Incense & Cedrat. Над ароматами работала молодая парфюмер Marie Salamagne, которая также успела поработать для Maison Martin Margiela, и выпустила нашумевший аромат Alaïa Paris от Azzedine Alaïa. Mimosa & Cardamom – пудровый и свежий аромат, где мимоза предстает в необычном звучании, более осеннем, чем принято представлять этот весенний цветок, за счет теплого меда, кардамона и бобов тонка, дающих также пряно-сандалово-кедровый и даже едва заметный хвойный эффект. Такое сочетание свежести и теплоты рисует в воображении образ шуршащих юбок из холодного атласа кремовых оттенков где-нибудь на балу 19-го века. Второй новый аромат Дома – Incense & Cedrat –посвящен Оману, с нотами заданного дерева, произрастающего в Юго-Западной Аравии, с нотами элеми, перца, лимона, лабданума и бензоина. Начинаясь солено-дымно-ртутными нотами, аромат раскрывается в пряно-сладко-хвойный и почти аммиачный цедрат. Этот аромат создавался как для женщин, так и для мужчин.

К еще более богатым и насыщенным ароматам можно отнести дорогую (за счет ингредиентов) британскую марку Clive Christian. Их новинки пропускать просто преступно потому, что марка использовала старинные парфюмерные рецепты, и выпускает новые ароматы достаточно редко. Все они отличаются глубиной, вдумчивостью, классическим подходом, стойкостью и действительно дорогими ингредиентами. Так что и новый аромат этого года L by Clive Christian вполне отвечает их высоким стандартам. Это, безусловно, такой же сильный аромат, как и предыдущие, способный врезаться  в память на долгие годы, очертив ваше особенное лето (или в нашем случае – зиму) шлейфом неуловимых оттенков настроений, переживаний, идей и событий. Аромат вошел в трилогию вместе с C (от англ. Clive) и V (созданный для Виктории, дочери создателя бренда), где его название означает первую букву от слова «любовь».

Аромат фруктово-цветочный, начиная с преимущественно влажных нот, раскрывается далее более сладко. Это тот случай, когда фрукты и цветы стоят на своем месте, не вызывая чувства “это слишком, так что не для меня“, возможно все дело в белом, черном и розовом перце, которые укрепляют его достаточно, чтобы дамасская роза и жасмин, которые лежат в сердце, не выглядели чересчур изнеженными. Аромат начинается как строгий, бодрящий и дорогой с оттенками перца, и плавно переливает свои цветочные и зеленые ноты, как приятное кремовое плато весенних цветов, и через сутки остается травянисто-зелено-терпким. Засушенные полынные листья придают букету старину, которую так ценит Дом, создающий богатейшие интерьеры, и часто отдающий предпочтение викторианскому стилю. А кедр, который остается к утру, смягченный ванилью и мускусом, поднимает настроение чистотой, пространностью и качеством базы аромата, что отличает многие нишевые композиции. Безусловно, парфюм оставляет после себя воспоминания о настоящей леди.

Другой британский Дом (маскирующийся флаконами под арабский) с тягучими и богатыми композициями, которых так хочется зимой – Boadicea The Victorious. В этом году вышло несколько ароматов, среди которых очень стойкий Iceni. Уже первые его ноты очаровывают тепло-дымным ароматом и  через несколько минут он раскрывается более горько и плотно,  едва влажно-древесно-фруктово, не столько фруктами,  сколько их отражением, скажем, на отполированном деревянном паркете. Аромат оставляет каминно-сладкое, ладанное послевкусие, шлейфовый и заслуживающий внимания флер приковывает и уже не отпускает, в своем кувшинчике с гравировкой, похожим на лампу Алладина, тяжелый и тягучий – все,  как мы любим. Его хочется носить с изумрудными или темно-синими кашемировыми свитерами где-нибудь на горных курортах на Рождество. В линейке точно так же присутствуют такие ароматы как “Оксфорд” с жасмином и лавандой и терпко-цитрусовым послевкусием, а так же “Императрица” всех ароматов линии  Blue Sapphire в темно-синем флаконе с гравировкой, посвященная 65-летию свадьбы королевы Елизаветы ІІ и принца Филиппа, с нотами лимона, апельсина, индийского жасмина, кардамона, пачули и уда. Кардамон и пачули придают этому аромату особый королевский оттенок терпких ноток не то хрена, не то иной приправы, очень элегантной, сухой и строгой одновременно, что ассоциируется с изысканными глубокими ароматами, тем более в таком дымном и сладком сопровождении.

Многие другие британские дома в этом году также порадовали нас новыми ароматами. Например, Miller Harris, созданный в 2000-м году Lyn Harris, выпустил в 2015-м: Cassis en Feuille (с нотами томатного листа и кедра), цветочный и мшелый Coeur de Jardin, Poirier d'un Soir (с нотами черной смородины и кашемирового дерева), Rose Silence с розой, пачули и кашемировым мускусом, Tea Tonique с многослойными нотами дымного чая и мате, океанический L’Eau Magnetic с цитрусами, бобами тонка и табаком, лимитированный египетский La Fumée Alexandrie с нотами папируса, благовоний, сандала, розы, личи, уда и амбры. Дом Heeley (от британского парфюмера, живущего в Париже – Джеймса Хили) выпустил в этом году аромат “парижский шик” chypre 21 с нотами бергамота, герани, розы, шафрана, дубового мха, пачули и сандала. А Penhaligon’s произвели в этом году цветочные Ostara, Halfeti, чуть более строгие No. 33 и свежие Blasted Bloom, и Blasted Heath.

Qi by Ormonde Jayne
Qi by Ormonde Jayne
Amber by Floris
Amber by Floris
L by Clive Christian
L by Clive Christian
Iceni by Boadicea
Iceni by Boadicea

К другим британским маркам относятся так же: Tom Daxon, Friedemodin, Mary Greenwell, Cloon Keen Atelier, Laboratory Perfumes и очень дорогие ароматы 4160Tuesdays. А так же Illuminum, чей соленый аромат White Gardena Petals, с его сухостью и невероятной обволакивающей, согревающей кристальностью совершенно невозможно забыть. Именно этот аромат выбрала для своего свадебного наряда Кейт Миддлтон.

Не стоит путать ирландские ароматы с английскими. Однако и те, и другие произведены в Соединенном королевстве. Один из запоминающихся ароматов ирландской марки Roads – аромат Supernova (вышел в 2014). Название вполне оправдывает себя неожиданностью, с которой средние ноты звучат  ярче, чем первые. Так, аромат начинается тюльпаново-цветочно из-за цитрусовых и петитгрейна, словно лимонный белковый крем, и вдруг неожиданно взрывается в цитрус  еще свежее, желтыми «витаминами». А  позже снова успокаивается и становится слаще. В аромат входят ноты цитрусовых, ягоды можжевельника, согретые коньяком, нотами земли и кедра.

Еще большую путаницу вносят бренды, которые посвящают свои ароматы тем или иным странам и городам, выполняя их в духе традиций и отсылая к соответствующим метафорам и ароматическим воспоминаниям. Так, например, итальянский Дом Le labo, создающий шедевр за шедевром, посвятил Лондону аромат Poivre 23 (2008 год, парфюмер Nathalie Lorson), и это один из немногих ароматов, подтверждающий мысль о точеной британской выверенности композиций. Черный бурбонский перец, солоноватая пачули с ванилью, дымный сандал, гаяк и лабданум гармонично закручивают аромат, постепенно раскрывающийся в более сладкий ладан темзового чая с еле уловимыми нотами старых королевских ковровых дорожек на лестницах, прижатых металлическими крепежами. В самом конце с бабушкиным гербарием в книжке и еле уловимым кремом для рук. Этот аромат мягкого перченого масла, дымного поезда старинного лондонского метро и книжных гербариев, выполнен настолько гармонично и вместе с тем грандиозно, что в пору засомневаться во всех представлениях о традициях и школах. Кто еще более влюбленно сможет увидеть Лондон и воплотить его в аромат, как не итальянский бренд, пригласивший к созданию аромата француженку? Мы живем во времена смешения жанров, наук, национальностей и эстетических стилей. И выбирая ароматы, мы обращаемся к самым лучшим, подходящим нам по настроению шедеврам, способных влюбить нас в себя навсегда, и созданным мультинациональными командами гениальных парфюмеров.